Введите ключевые слова и фразы (в том числе имя автора), разделяя их запятой без пробелов. Слова во фразах разделяйте пробелами. Пример поискового запроса: гимнография,пасхальный канон,ирмос.
Чижова Е. С. Телевидение как объект медиакритики в «Литературной газете» // Филологические исследования. 2015. Т. 2, URL: http://academy.petrsu.ru/journal/article.php?id=2891. DOI: 10.15393/j100.art.2015.2891


Филологические исследования


УДК 070.41 008:002

Телевидение как объект медиакритики в «Литературной газете»

Чижова
   Екатерина Сергеевна
Петрозаводский государственный университет
Ключевые слова:
журналистика
литературная газета
медиакритика
телевизионная критика
Аннотация: В статье рассматривается медиакритика на материале телевизионной критики в периодическом издании «Литературная газета» за последние два года. Выявлены общие закономерности медиакритики, определены нормы, которые чаще всего нарушаются в эфире телепередач. Выделены три наиболее значимые функции медиакритики (регулятивная, просветительская и образовательная), определены ее адресаты (читательская аудитория, медийная сфера, студенчество). В рамках исследования был проведен опрос студентов - журналистов Петр ГУ, в результате которого удалось выяснить, что в студенческой среде медиакритика не пользуется большой популярностью.

Текст статьи

На данный момент телевизионная критика пользуется большой популярностью: развивается телевизионная сфера, появляются новые передачи разной тематики, следовательно, всё больше программ анализируется и оценивается с профессиональной точки зрения.

Цель статьи — рассмотреть критические материалы о различных телевизионных проектах. Для этого необходимо выявить общие закономерности критики, а также узнать, какая норма чаще всего нарушается в эфире телепередач.

Обозначим смысловую доминанту термина «медиакритика». Медиакритика (media criticism) — это деятельность, в ходе которой осуществляется критическое познание и оценка материалов СМИ [17]. Авторы критических работ обращают внимание на содержание публикаций, их жанровую принадлежность, стремятся привлечь на свою сторону читателей, зрителей или слушателей.

В рамках заявленной темы исследования изучим рубрику «Телеведение» в «Литературной газете». В данной рубрике содержатся материалы критического характера по отношению как к целым сериям телевизионных продуктов, так и к самостоятельным продуктам киноиндустрии. «Литературная газета» позиционирует себя как общественно — политический еженедельник. Главный редактор «Литературной газеты» − Ю.М. Поляков. Выходит издание в формате А 2, в каждом номере около 16 полос. У газеты есть Интернет - версия. Общий тираж «Литературной газеты» — 136 000 экз. Кроме России, газета распространяется также в Израиле, Великобритании, Греции и США.

Опираясь на формальные функции медиакритики, рассмотрим наиболее интересные объекты настоящего исследования: материал Сергея Морозова «Зеркало для сурка» (от 21.01.2015) [8], выступление бессменного автора «Литературной газеты» Олега Пухнавцева «Про что Про что «PROчтение»?» (от 05.11.2014) [8] и публикацию Виктора Быстрова «”Proчтение ”: уже лучше» (от 08.04.2015) [8] .

Материал первый. Автор рубрики «Телеведение» Сергей Морозов, кандидат философских наук, делится с читателями своими впечатлениями от телевизионной новогодней программы передач. Нелестной критике подвергаются все каналы российского телевидения, вещающие в ночь с 31 декабря на 1 января 2015 года. Сергей Морозов отмечает, что на каналах мелькают одни и те же лица, все действо напоминает один большой корпоратив. На фоне других передач автор выделил «Анатомию года», транслирующуюся на канале НТВ: передача смотрелась «неплохо» [8], и обратил внимание на уровень вокала артистов, развлекающих нас на экране (вокал «был удручающим» [8]). Возникает вопрос о возможности такой критики и восприятии её читательской аудиторией: перейдя по предложенной нам ссылке, для того, чтобы поподробнее узнать об авторе публикации, читаем: Морозов Сергей, профессия: кандидат философских наук. Почему же в критическом материале мы видим мнение человека, который не является профессиональным музыкантом, и стоит ли доверять такому мнению? Здесь возникает проблема современной журналистики, особенно медиа: проблема качества критики и ее компетентности. Может ли человек на страницах газет, журналов, в Интернет-изданиях судить о том, в чем не разбирается? Казалось бы, ответ очевиден. Что мы видим на практике? Авторитетные в кругах читателя авторы, безусловно, имеют влияние на аудиторию, вызывая доверие даже в вопросах, где критики некомпетентны. Сергей Морозов обратился и к медиапродуктам, предназначенным для детской аудитории, точнее к их практическому отсутствию. Сравнивания два популярных фильма: «Ёлки» и «Один дома» автор отдал предпочтение второму, основываясь на следующих рассуждениях: «Там доброе семейное кино, с чётким сюжетом и актёрскими работами. Здесь беспорядочный и невнятный набор эпизодов, уныло обыгрывающий все мелодраматические пошлости, какие только можно представить. Там, пусть и коммерчески выверенный, но оригинальный продукт, оригинальный сюжет, здесь заимствования из советского кинематографа, эксплуатация советского музыкального наследия и обзор событий, произошедших за год, вместо оригинального сценария» [8]. В конце своего материала Сергей Морозов приходит к неутешительному выводу: у нас нет праздничного телеэфира [8]. Вновь в критике мы не видим «зерна», необходимой фактической основополагающей. Это сделало бы материал более убедительным и похожим на качественную критику. Без приведения авторитетных мнений с профессиональной точки зрения (например, в области вокала) мы не можем полностью довериться автору.

Можно предположить, что критика такого вида не совсем подходит для развития профессионализма: к подобным материалам нельзя обратиться в случае необходимости улучшения журналистских навыков (если они являлись предметом критики). Но с точки зрения обычного зрителя, простого созерцателя того, что происходит по ту сторону экрана, критика может быть приемлема в качестве бытового, личного мнения автора критического материала. В нем можно обозначить регулятивную функцию, а также функцию познавательную — автор критики делится с читателями своими предпочтениями, а также проводит некий обзор новогодних передач. Если обращаться к классификации А.П. Короченского [6], то рассмотренный нами материал можно отнести к академической медиакритике (т.к. автор занимается научной деятельностью).

С проблемой качества критики журналистика сталкивается во всем мире. Приведем в качестве примера публикацию А.В. Федорова, доктора педагогических наук, профессора, Президента Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России, главного редактора журнала «Медиаобразование». Поясним термин «медиаобразование». Медиаобразование (media education) — процесс развития личности с помощью и на материале средств массовой коммуникации (медиа) с целью формирования культуры общения с медиа, творческих, коммуникативных способностей, критического мышления, умений полноценного восприятия, интерпретации, анализа и оценки медиатекстов, обучения различным формам самовыражения при помощи медиатехники [17].

В своей работе «Состояние медиаобразования в мире: мнения экспертов» А.В. Федоров задает вопросы о медиаобразовании, людям, которые так или иначе связаны с данной тематикой [16]. Это как зарубежные, так и российские профессионалы. Нас интересует только один вопрос, который задается респондентам: «Может ли современная медиакритика стать союзником движения медиаобразования? Если да, то как именно?» [16]. Итак, представим вам мнения некоторых опрашиваемых:

1. Кэрри Бэзэлгэт, магистр философии, консультант по образовательной политике Британского киноинститута (Лондон, Великобритания). «Если под медиакритикой понимать критическую теорию, разработанную в академической сфере, то − да, она может помочь оптимизировать и переосмыслить содержание учебных программ, хотя необходим процесс дебатов и диалога. Например, Британский киноинститут разработал новый подход к преподаванию жанра после того, как изучил новую критическую теорию в этой области. Однако если иметь в виду критику в прессе, то, думаю, что нет: качество такой критики в Великобритании очень низкое» [16].

2. В.Л. Колесниченко, Таганрогский радиотехнический институт, член Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России (Таганрог, Россия): «Союз медиакритики с медиаобразованием вполне оправдан, особенно на современном этапе. К сожалению, просветительский потенциал медиакритики используется не в полную силу. Не стоит забывать о том, что медиакритика призвана помочь аудитории ориентироваться в громадных потоках информации (порой сомнительного содержания), может научить адекватно понимать и оценивать медийную информацию, и, в конечном итоге, сделать человека грамотным потребителем СМИ» [16].

3. С.Г. Корконосенко, доктор политических наук, профессор факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета, член Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России (Санкт-Петербург, Россия): «Медиакритика, по сути, сливается с медиаобразованием, особенно в плане непрерывности освоения населением медиакультуры. Поэтому педагогико-просветительским программам должно сопутствовать создание печатных, аудиовизуальных, сетевых СМИ медиакритического направления, адресованных различным возрастным и социальным группам, начиная от наимладшего возраста. Нынешняя медиакритика в России главным образом замкнута либо в пределах элитарности (с точки зрения доступности населению), либо в формах информационных ТВ-гайдов, обзоров прессы и т.п.» [16].

В представленных нам высказываниях мы можем заметить общую тенденцию: медиакритика ограничена с функциональной точки зрения, и все ее возможности еще не раскрыты для большинства аудитории.

Вновь обратимся к рассматриваемой нами рубрике «Телевидение». В материале Олега Пухнавцева «Про что Про что «PROчтение»?» рассказывается о программе «PROчтение» на канале “Россия 24”». Олег Пухнавцев характеризует программу как «популяризацию порнографических книжек»: «Нет, ну а как ещё, скажите, популяризировать Книгу?.. Хорошо, пускай ещё Прилепин с Глуховским скажут пару слов, впечатлённые собственным присутствием на главном книжном форуме сезона … Но только пару слов – не более. У нас хронометраж восемнадцать минут. А ведущей ещё надо пройтись от бедра вдоль стеллажей крупного книжного магазина с евроремонтом ...» [16]. Описание программы очень эмоционально, здесь опять же, как и в предыдущем разобранном нами материале, мы видим исключительно авторскую оценку. По классификации А.П. Короченского, этот материал можно назвать профессиональной медиакритикой (имеется в виду журналистская профессия автора).

Стоит обратить внимание на ярко выраженное сходство в критике, казалось бы, двух разных сфер (шоу бизнес и литература): и Сергей Морозов, и Олег Пухнавцев отмечают низкий моральный уровень телепередач. Мы видим, что критики не одобряют вызывающее поведение артистов, ведущих программ. Подобные замечания часто встречаются в медиакритике, и эффективность критики в этом плане просмотреть достаточно сложно.

Итак, в материале Олега Пухнавцева основная функция — регулятивная. В отличие от критического материала Сергея Морозова, текст Олега Пухнавцева можно использовать и в сфере образования., т. к. он критикует передачу «PROчтение» с журналистской точки зрения: мы можем отметить ошибки, которых можно было бы и избежать в работе над передачей. Следовательно, с помощью этого материала возможно научиться создавать продукт грамотнее. Примечательны следующие его слова: «Через пару недель, месяцев или даже лет, вдруг попав на очередной выпуск той же передачи, не удивляйтесь. Там будут рекламировать всё того же автора: “Откровенно провокационные сексуальные фантазии для тех, кто любит побольнее и погорячее. Как всегда, в списке бестселлеров — не то любовное пиршество, не то утешение проголодавшимся …”» [16].

Благодаря «Литературной газете» у читателей, появилась такая возможность: мы можем узнать, что же стало с передачей спустя полгода ее существования, и в этом нам поможет небольшой материал Виктора Быстрова «”Proчтение”: уже лучше», который отмечает усовершенствование передачи с точки зрения подачи материала зрителю: «Обычно начиная просмотр “Proчтения” (“Россия 24”), внутренне подбираешься, сосредотачиваешься, принимаешь боевую стойку: сейчас начнутся эротика и гламур в книжных интерьерах. Однако уже второй выпуск — ничего подобного. “Proчтение” всё в большей степени соответствует своему статусу одного из мероприятий Года литературы. Похоже, что критика в адрес программы, звучавшая на страницах “ЛГ”, наконец - то была услышана. Чуть - чуть сместили акценты, и сразу появились информативность, содержательность» [8].

В данном материале наглядно продемонстрировано, что медиакритика оказывает влияние на программы, о которых пишет. Таким образом, телевизионная медиакритика эффективна, она имеет свое влияние не только на читательскую аудиторию (об этой эффективности можно судить по комментариям, оставленным после критических материалов на сайте «Литературной газеты»), но и на самих создателей медийного продукта.

В большинстве своем критические материалы на страницах «Литературной газеты» — это личное мнение автора (с более или менее сильной доказательной базой). Но категоричные мнения медиакритики в рубрике «Телевидение» все же обоснованы, что чаще всего не может не привлечь читателя на сторону автора. Наиболее критикуемая сторона телепередач — подача материала.

Стоит отметить, что не все критические материалы подходят для обучения будущих журналистов. Исходя из этого, мы отмечаем несколько адресатов медиакритики:

1) направленность на читательскую аудиторию (автор предлагает: смотреть/не смотреть);

2) направленность на медийную сферу, где создают предмет критики (автор предлагает: что улучшить/ автор объясняет: что в передаче не так);

3) направленность на студенческую аудиторию (автор рассказывает: так делать хорошо/ так делать плохо).

На основании исследованных текстов «Литературной газеты» можно выделить главные функции медиакритики: регулятивную, образовательную и просветительскую. Все эти функции позволяют читателю лучше понять то, что предлагает ему бескрайнее информационное поле.

С целью выяснить, действительно ли помогает медиакритика ориентироваться в журналистике студентам, осваивающим эту профессию, мы провели анкетирование среди студентов - журналистов ПетрГУ 2 - 3 курсов (всего в исследовании приняли участие 19 человек). Аналогов подобного исследования нет, теоретическая сторона вопроса – учебные пособия, посвященные журналистики, собственные исследования.

Точного стандарта (как СМИ должны преподносить информацию, какие моральные нормы нельзя преступать) не существует. В связи с этим мы не без оснований решили узнать, помогает ли медиакритика разобраться в этом вопросе. Анкетирование «Влияет ли медиакритика на восприятие медиа среди студентов - журналистов» позволило нам определить уровень развития медиакритики и ее популярность в качестве учебного пособия среди студентов. Гипотеза исследования была следующей: медиакритика улучшает навыки студентов - журналистов, помогает им избегать ошибки и учит «правильной» журналистике.

Первый программный вопрос в исследовании – представление о медиакритике. Он звучит следующим образом: «Укажите, что по Вашему мнению является медиакритикой (отметьте не более трех вариантов)». Ниже указаны предложенные варианты:

1. Комментарии в социальных сетях; (ни один респондент не выбрал данный вариант)

2. Аналитические материалы в электронных и печатных СМК (средства массовой коммуникации. СМК включают в себя: газеты, журналы, прямую почтовую рекламу; радио, Интернет и телевидение; щиты, вывески, баннеры, плакаты); (8 человек выбрали этот вариант)

3. Критические материалы в электронных и печатных СМК; (этот ответ предпочли 7 человек)

4. Все критические материалы, предметом критики которых является работа журналистов; (11 человек)

5. Критические материалы в электронных и печатных СМК, где предметом критики является работа журналистов; (11 человек)

6. Другое (напишите, что именно); (этот вариант ответа ни один из респондентов не выбрал).

Исходя из ответов, мы можем сделать вывод о том, что большинство студентов - журналистов правильно понимают, что такое медиакритика. Между тем немалое количество человек (5) считают, что критика должна обязательно содержать отрицательный отзыв.

Второй программный вопрос – популярность медиакритики среди журналистов. Из 19 человек на вопрос Назовите газеты, журналы, где Вы сталкивались с медиакритикой ответили 10, т.е лишь половина респондентов. Самым популярным изданием среди студентов - журналистов, где есть медиакритика, стала «Литературная газета» (таких ответов 3). На вопрос С какой регулярностью Вы обращаетесь к материалам медиакритики наиболее популярным ответом стал Не обращаюсь, это говорит нам о том, что почти половина респондентов медиакритику не читают. Еще меньше студентов - журналистов используют медиакритику в своей работе. С помощью следующего вопроса (используете ли Вы в журналисткой деятельности материалы медиакритики?) мы получили ответ на второй программный вопрос — эффективность медиакритики. Из 19 респондентов лишь 7 человек используют медиакритику в процессе обучения (на вопрос выше ответили только 10 человек, потому что остальные респонденты выбрали вариант, который предполагает пропуск этого вопроса).

Проведенное исследование показало, что студенты - журналисты Петр ГУ имеют представление о том, что такое медиакритика (в общих чертах), но больше половины из них не используют медиакритику в своей работе, в обучении медиакритика им не помогает. Можно предположить, что это связано с тем, что медиакритика только начинается активно развиваться, и в программу обучения широко еще не включена.

Судя по выявленным нами функциям медиакритики, нельзя сказать, что она справедливо не берется во внимание студентами. На данный момент тенденция медиакритики такова: любой желающий может публично с критической точки зрения оценивать медиапродукты. Очевидно, что абсолютно любой критический материал для глубокого анализа и в качестве учебного пособия не подойдет, это затрудняет процесс реализации обучения студентов с помощью медиакритики. Несмотря на то, что в теории существует классификация медиакритики, на практике мы не находим разграничений в медиакритике вообще. Вновь вернемся к рубрике «Телеведение». Два материала «Непорядок» [8] и «Воскресение Крыма, или Попранная несправедливость» [8] опубликованы приблизительно в одно время (11.03.2015 и 18.03.2015 соответственно). Авторы материалов Поля Куликова и Александр Кондрашов. А. Кондрашов — член союза писателей Москвы, кто такая Поля Куликова — неизвестно. Она критикует программу о литературе на канале ОРТ: «Самый яркий проект? Помилуйте, это скорее пятиминутное пиар-сопровождение публикуемой в России иностранной коммерческой литературы. Под кофеёк унылый ведущий попросту рекламирует книжный товар, зачитывает анонсы» [8]. Название самой программы не называется, значит, прочитать и понять, о чем идет речь в материале, сможет лишь аудитория канала. Интересно и следующее высказывание П. Куликовой: «Почему наряду с “приятным во всех отношениях” Александровым на ОТР нет ведущего литературной передачи с другими, может быть, чуть более патриотичными взглядами, более озабоченного продвижением хорошей отечественной литературы, а не коммерческой западной? Непорядок» [8]. Думающему читателю может показаться непонятным проведение параллелей между ведущим программы и её содержанием: в материале нигде не сказано о том, что ведущий сам продумывает сценарий программы, сам подбирает материал. Из-за того, что «Литературная газета» на сайте не указала, кто такая Поля Куликова, мы не можем отнести данный критический материал ни к одному виду медиакртики, мы можем лишь догадываться, что эту критику можно считать массовой.

Александр Кондрашов в «Воскресение Крыма, или Попранная несправедливость» рассказывает о фильме «Крым. Путь на Родину», который был показан на канале «Россия 1». В материале А. Кондрашова говорится об авторе фильма, о том, как фильм создавался и непосредственно об его содержании. Текст содержит комментарии, связанные с политической точкой зрения автора, в целом у читателя складывается впечатление, что фильм критику понравился. В материале А. Кондрашова не показана отрицательная сторона, нет противоположной точки зрения, как нами уже было отмечено, тенденция к одностороннему видению ситуации присуща современной медиакритике. Но нельзя сказать, что это плохо, в некоторых случаях лишь так материал можно осознать целостно, все же никто не исключает, что в медиакритике возможно представление лишь своей точки зрения.

На этих двух примерах мы видим, что в «Литературной газете» рубрика «Телеведение» является сборником всех критических материлов, связанных с телевидением. Нет никакой классификации, деления на профессиональную, академическую или массовую медиакритику [6]. В «Литературной газете» медиакритика представлена в области телевидения. Телевидение — сфера СМИ, которая пользуется наибольшей популярностью, поэтому на примерах телевизионной критики функции и результативность современной медиакритики рассматривать правильнее всего. С помощью анализа материалов рубрики «Телеведение» мы смогли выделить адресатов медиакритики, что может служить вспомогательным критерием для отбора медиакритики в учебных целях. Мы пришли к выводу, что на данный момент медиакритика среди студентов не является популярной: студенты - журналисты не только не обращаются к медиакритике в целях совершенствования навыков, но и очень редко читают критические материалы. Между тем медиакритика развивается, и использовать ее ресурсы можно и нужно уже сейчас. Она содержит все необходимые компоненты для включения ее в образовательный процесс, но классифицировать критические материалы на практике достаточно сложно.

Чаще всего медиакритика телевидения ограничивается субъективным мнением авторов, а бывает и необоснованна, некомпетентна. Профессиональная медиакритика в «Телеведении» стоит в одном ряду с массовой, и, как мы заметили, небольшие по объему материалы, направленные на большой круг зрителей, имеют больше всего просмотров на сайте «Литературной газеты», под такими материалами читатели оставляют много комментариев. Это положительно может влиять на принцип «сообщающихся сосудов»: академическая критика дополняет профессиональную терминологией, фундаментальными знаниями, а профессиональная и академическая, делятся своими открытиями с массовой критикой, предоставляют возможность широкой аудитории разрешить проблемы, выявленные исследователями[6]. Медиакритика еще не структурированная область, которая только начинается развиваться в сфере СМИ.

* Статья подготовлена в рамках реализации комплекса мероприятий Программы стратегического развития Петрозаводского государственного университета на 2012—2016 годы.

Литература (russian)

1. Березин В. М. Массовая коммуникация: сущность, каналы, действия/ В. М. Березин – М. : РИП-холдинг, 2003. – 149 с.

2. Борев В. Ю., Коваленко А. В. Культура и массовая коммуникация / В. Ю. Борев, А.В. Коваленко – М. : Наука, 1986. – 304 с.

3. Корконосенко С. Г., Кудрявцева М. Е., Слуцкий П. А. Свобода личности в массовой коммуникации / Под ред. С. Г. Корконосенко – СПб. : СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2010. – 308 с.

4. Короченский А. П. Медиакритика в теории и практике журналистики / А. П. Короченский – Ростов-на-Дону : РГУ, 2002. – 467 с.

5. Короченский А. П. Медиакритика как форма диалога между гражданским обществом и СМИ / А. П. Короченский – Воронеж: ВГУ, 2003. – С. 5 – 13.

6. Короченский А.П. Регулятивная роль медиакритики. [Электронный ресурс] / Электрон. дан. – Москва. – URL: http://evartist.narod.ru/text19/035.htm (Дата обращения 19.02.2015).

7. «Литература и жизнь» [Электронный ресурс] / Электрон. дан. – Москва. – URL: http://dugward.ru/library/sodlib.html свободный. – Загл. с экрана. - Яз. Рус. – (Дата обращения : 11.03.2015 – 21.05. 2015).

8. «Литературная газета» [Электронный ресурс] / Электрон. дан. – Москва. – URL: http://lgz.ru/, свободный. – Загл. с экрана. - Яз. Рус. – (Дата обращения : 11.03.2015 – 05.06. 2015).

9. Морозова А.А. Медиа-безопасность в эпоху информации / А. А. Морозова – Казань: Казан. ун-т, 2012. – 8 с.

10. Мухин А. А. Информационная война в России / А. А. Мухин – М. : Центр Политической Информации, ГНОМ и Д, 2000. – 256 с.

11. Почепцов Г. Г. Имиджелогия / Г. Г. Почепцов – М. : Рефл-бук, 2000. – 254 с.

12. Почепцов Г. Г. Информационные войны / Г. Г. Почепцов – М. : Рефл-бук, 2001. – 276 с.

13. Прозоров В. В. Власть и свобода журналистики / В. В. Прозоров – М. : Флинта, 2012. – 240 с.

14. Расторгуев С. П. Информационная война / С. П. Расторгуев – М. : Радио и связь, 1999. – 416 с.

15. Тертычный А. А. Жанры Периодической печати / А. А. Тертычный – М. : Аспект-Пресс, 2002. – 310 с.

16. Федоров А.В. Состояние медиаобразования в мире: мнения экспертов / А. В. Федоров – МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех». – 44 с.

17. Федоров А. В. Словарь терминов по медиаобразованию, медиапедагогике, медиаграмотности, медиакомпетентности [Электронный ресурс] / Электрон. дан. – Москва. – URL: http://evartist.narod.ru/text23/0013.htm (Дата обращения 11.03.2014).

18. Федотова Л. Н. Анализ содержания – социологический метод изучения средств массовой коммуникации / Л. Н. Федотова – М. : Научный мир, 2001. – 214 с.

19. Федотова Л. Н. Массовая информация: стратегия производства и тактика потребления / Л. Н. Федотова – М. : Изд-во Моск. Ун-та, 1996. – 231 с.

20. Харрис Р. Психология массовых коммуникаций / Р. Харрис – М. : Олма-Пресс, 2002. – 321 с.




Просмотров: 1322; Скачиваний: 1;