Введите ключевые слова и фразы (в том числе имя автора), разделяя их запятой без пробелов. Слова во фразах разделяйте пробелами. Пример поискового запроса: гимнография,пасхальный канон,ирмос.
Друк А. А. Мотив сна в лирике А.А. Ахматовой // Филологические исследования. 2016. Т. 4, URL: http://academy.petrsu.ru/journal/article.php?id=2981. DOI: 10.15393/j100.art.2016.2981


Филологические исследования


УДК УДК 82-14.

Мотив сна в лирике А.А. Ахматовой

Друк
   Анна Андреевна
ПетрГУ
Ключевые слова:
сон
мотив сна
видение
реальность
сравнение
воспоминание
смерть
жизнь.
Аннотация: В данной статье рассматриваются понятия сновидения как психологическое явление, понятия сна как мотив в лирике А.А. Ахматовой. В работе представлена классификация снов из стихотворений и определяется их место в значении всего творчества поэта. Состояние сна Ахматовой трактуется как метафоры сон-жизнь, сон-смерть, сон-встреча и др. Мотив сна выполняет различные функции в стихотворениях, по-своему раскрываясь для героев. Сон реализуется на основе воспоминаний, но и в сознании героев сам сон выполняется как полноценное воспоминание произошедших встреч и действий. Благодаря личным переживаниям и глубоким раздумьям, персонажи переживают смерть во сне, испытывают высокие чувства, отражающие самые неосознанные предчувствия. Сон как сравнение в лирике Ахматовой всегда выступает как светлое отражение действительности. Сон, воплощающийся в действительности, заставляет лирического героя пребывать в состоянии полусна, забытьи, отчего жизнь героя представляется невоплощенной в жизнь формой существования. Мотив сна есть восполнение недостающей части из жизни лирического героя.
Рецензент: М. В. Заваркина

Текст статьи

Мотив сна является одним из частых мотивов, встречающихся в русской поэтике. Сны всегда были способны иг­рать не меньшую, а иногда и большую роль, чем сама реальная действительность.

Они занимают значительное место и в поэзии Ахматовой. Перечитывая её лирику и поэмы, можно было бы заметить, что мотив сна проходит через все ее сборники и книги как некий спутник, или же как некий мир её самых глубинных мыслей и чувств, таких как в стихотворениях «Сон», «Во сне», «Наяву», «Мне не надо счастья малого…» и многие другие. Нетрудно проследить эти примеры повторности и постоянства возвращений к тому, что в конечном итоге можно было бы назвать поэтикой ее мировосприятия.

Сны Ахматовой – еще не изученная страница в творческой действительности поэта. С. Коваленко пишет, что сновидениям отводилось в её поэзии особое место, где присутствует тайна, без которой нет подлинной поэзии. «Процесс творчества она считала […] тесно связанным с миром сновидений». В конце 50-х годов А.Ахматова пишет: «Сегодня ночью я увидела (или услышала) во сне мою поэму – как трагический балет (Это второй раз. Первый раз это случилось в 1944 г.)». [1, 50].   

Впервые отражение мотива сна проявляется в стихотворении «Три раза пытать приходила» (16 февраля 1911г.). В этом стихотворении героиня чувствует приближение смерти, которая несет возлюбленному её любовь. «Нравственная вина возникает в душе женщины-поэта без какой-либо объективной причины, в стихотворении существует только намек на предчувствие, что наказание последует за греховное ремесло» [2, 64]. Прерывный сон здесь не только вызывает мучение героини, прежде всего, с помощью него проявляются самые глубинные опасения девушки, о которых наяву она, возможно, боялась говорить. Здесь каждый сон героиня хранит как воспоминание из прошлого и определенным образом откладывает в памяти как снова случившееся («Во сне»: Я все разглядела сквозь белую ночь. / И нарцисс в хрустале у тебя на столе»). Несомненно, можно сказать, что сны в смыслах Ахматовой реализуют недостающее целое реальности.

В своих стихотворениях поэт представляет нам не только свои сны, но и чужие, при этом она присутствует в них, принимая свое непосредственное участие, словно свидетель, как, например, в стихотворении «Сон» (1915 г.): «Я знала я снюсь тебе…».

А.Ахматова использует в качестве сравнений для сна не только устоявшиеся в поэзии мотивы мечтаний, видений, грез иллюзий, но и перемешивает некоторые из них одновременно и открывает нам новые стороны для понимания выбранного мотива, а также возможность проследить так называемую эволюцию понимания сна, проходящую через всю лирику поэта.

Сны, отражения реальности, события, происходящие в жизни и понимании лирических героев Ахматовой, могут сравниваться с чужими, по чувственному восприятию схожие со снами героини как, например, в стихотворении «Как люблю, как любила глядеть я» (г.1916, Севастополь). По сути, реальность эта есть нечто иное как соединение противоречащих друг другу вещей – города, некогда исполненного смертью, ныне опустошенный и майский чистый ветер над Невою – именно это мимолетное мгновение делает чувство героини поистине особенным для нее. Она с полной осознанностью вспоминает о тяготах, через которые приходилось пройти: этот город, несомненно, напоминает ей о них. Проникновение в описание этой местности светлых сил природы меняет всю картину восприятия у героя, изменяя и прошлое. Олицетворение города как грешника здесь не случайно, ведь эта картина привязана к памяти героя, к его реальной действительности, и неожиданное появление моментов радости и светлых чувств заставляет его посмотреть на этот город другими глазами. Сон выступает как светлое проявление жизни, мимолетная, возможно, часть, ради которой стоит жить. Грешник в этой картине не проявляется в героине, именно город оказывается во сне олицетворенным существом, с обращениями от героини: «И воистину ты – столица \ Для безумных и светлых нас». Героиня не может поверить в повторность этого момента: сравнение «райский перед смертью сладчайший сон» бы значило, что воссозданный красивый момент из жизни в реальности не существует, так как красота этого момента не похожа на реальность. Подчеркивая важность присутствия сравнения сна в поэтике Ахматовой, можно сказать, что на протяжении жизни поэта сон всегда проявлялся положительное состояние для героя. Становление сна как сравнения происходило, казалось бы, во многом, но неизменным становилось всегда одно – сон всегда выступает как светлое отражение действительности, где беды затронуть это пространство уже не могут.

Принцип «Жизнь есть сон» проявляется у поэта не так часто. Выявлены стихотворения в лирике Ахматовой, которые датируются с самого начала творческого пути поэта (1904-1905), а также отдельные стихотворения, разбросанные на творческом пути. А.А. Ахматова 4 июля 1955 года пишет о своем детстве в стихотворении «О десятых годах» из цикла «Северные элегии». Уже с детства, отмечает героиня, она казалась «то чьим-то сном или бредом, или отраженьем в зеркале чужом без имени, без плоти, без причины». В таком невеселом детстве на нее заметно оказала влияние действительность, и, теперь, находясь в зрелом возрасте, осознает, что пребывала в состоянии сна. Героиня мысленно находится в прошлом, описывает явь, ставшую для нее страшным сном, от которого сильнее хотелось пробудиться:

И вот я, лунатически ступая,
    Вступила в жизнь и испугала жизнь:
    Она передо мною стлалась лугом, 
    Где некогда гуляла Прозерпина.

По сути, реальность или явь, с которой столкнулась Прозерпина, изменило всю ее жизнь в противоположную сторону. Аналогично, героиня стихотворения все еще беззаботно ступает в мире, тяготясь страхом резкого перелома в её жизни: здесь, по ее мнению, должна проявиться явь. Сны в данном случае вливаются в реальность, где человек пребывает в состоянии полусна, забытьи, жизнь лирического героя представляется невоплощенной в жизнь формой существования. Об ощущении провала в пропасть, некогда испытанное Прозерпиной из мира светлого земного в мир мрачный, героиня отмечает, что такого рода пробуждение не может произойти единожды: просыпаться надлежит много раз в процессе самой жизни.

По мнению В.В. Виноградова, во сне героев Ахматовой происходит не «развертывание» действия, а «наложение» одного восприятия на другое из двух временных аспектов, которые переплетаются [3, 629]. В подтверждение этой мысли невозможно не сказать о стихотворении «Побег» («Белая стая», 1914), где нашло отражение мира идеального во сне лирической героини, или той реальности, в прекрасность которого во встрече с возлюбленным не может поверить: Скажи, ты знаешь наверно: \ «Я не сплю? Так бывает во сне…».

Как считает Е.Ю. Куликова, в стихотворении "Побег" белая яхта символизирует священное место, где будут метафорически "повенчаны" герои перед лицом нового мира, нового дня [4].

С другой стороны, именно внезапность перемены заставила лирическую героиню усомниться в истинности происходящего. Завершение действия приходится именно на окончании ночи и предстоящий рассвет. Такая неоднозначность в происходящем, по мнению главной героини, говорит об слабом разграничении сна и реальности.

Мотив сна, в котором присутствует воспоминание – не редкость в лирике поэтессы. Движение времени – одно из главных символов поэзии Ахматовой, так как представляет собой череду разрушений и восстановлений. Память персонажей поэта хранит, казалось бы, множество воспоминаний, каждое из которых выказывает свою ценность в проявляемых чувствах и деталях, например, в таких стихотворениях как «Мне не надо счастья малого» («Белая стая», 1914), «Вновь подарен мне дремотой» («Белая стая», 1916), «По твердому гребню сугроба» («Подорожник», 1917) и другие.

Сновидения содержат в себе образы и мысли из памяти, которые лирическая героиня не производит осознанным намерением. Они возникают спонтанно, без содействия, и тем самым представляют собой непроизвольную психическую деятельность. Поэтому сновидение есть объективный продукт психики, вследствие намеков на некоторые тенденции душевного процесса [5].

Героиня вспоминает пейзаж и людей в прошлом. Она видит знакомые очертания деталей картины дома и узнает в этом что-то от далекого прошлого. Героиня попала в то пространство, где время могло остановиться. (Вновь подарен мне дремотой \ Наш последний звездный рай – \ Город чистых водометов, \ Золотой Бахчисарай).

Ассоциативная связь «сон – смерть» прослеживается также в стихотворениях «А ты теперь тяжелый и унылый…» (сборник «Подорожник», 1917), «Заболеть бы как следует» («Белая стая», 1922) и других, в которых образ смерти сопутствует во сне, представляя героиню как посредника умерших. В этих стихотворениях встреча с потерянными близкими возможна лишь в состоянии сна-бреда, вызванного тяжелой болезнью, на границе жизни в преддверии смерти («Заболеть бы как следует, в жгучем бреду…»). Граница жизни и смерти передана в стихотворении не как резкая и непроходимая преграда. Погружение в сон – словно маленькая смерть, переживаемая не единожды, также сновидение, в котором человек способен, благодаря своим ощущениям, заметить плавный переход от живого к мертвому состоянию. Эта мысль подтверждается в стихотворении «Три раза пытать приходила» (1911): «Все тело мое изгибалось, \ Почувствовав смертную дрожь».

Мотив сна выполняет различные функции в стихотворениях, по-своему раскрываясь для героев. В поэтике Ахматовой мотив является как своего рода недостающей частью, так и восполнением того, что не хватает в реальной жизни лирических героев поэта. При сопоставлении сна и смерти, сна и жизни, сна и любви Ахматова не столько использует сложившиеся традиционные формулы, но преодолевает их, создавая новые смыслы, воплощая свои глубинные чувства и переживания. 

Литература (russian)

  1.  Ахматова А.А.: pro et contra / Сост., вступ. ст. примеч. Св.Коваленко. – СПб.: РХГИ, 2001. Статья С. Коваленко. Анна Ахматова (Личность. Реальность. Миф). с.50.

  2.  Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник. Вып. 5. - Симферополь: Крымский Архив. 2007. - С. 64-74.

  3.  Ахматова А.А.: pro et contra / Сост., вступ. ст. примеч. Св. Коваленко. – СПб.: РХГИ, 2001. Виноградов В.В. О поэзии Анны Ахматовой. – Игра Времен. с. 629.

  4. Куликова Е.Ю.Пространство и его динамический аспект в лирике акмеистов. – Отв. ред. д.ф.н. Ю. Н. Чумаков. – Новосибирск, ИФл СО РАН:Изд. «Свиньин и сыновья». – 2011. – С. 306 – 342.

  5. Юнг К.Г. Психология бессознательного / Пер. с нем. – М.: ООО «Издательство АСТ-ЛТД», «Канон+», 1998.

  6. Ахматова А.А. Сочинения в двух томах. Ред. Н.Н.Кудрявцева, худ. А.Т.Яковлева. М.: Изд-во «Правда», 1990.

  7. Ахматова А.А. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 1: Стихотворения 1904 – 1941 / Сост., подг. текста, коммент., статья Н.В.Корнеевой. Худож. А.А.Зубенко. – М.: Эллис Лак, 1999.

  8. Ахматова А. Соч.: В 2 т. Сост., подготовка текста и комментарии В. А. Черных. М., 1986.

Литература (english)

    1.  Akhmatova A.A: pro et contra / Ed. S. Кovalenko. – Saint-Petersburg: RASG, 2001. S. Kovalenko. Anna Akhmatova (Personality. Reality. Myth). p.50.

    2.  Anna Akhmatova: Epoha, sudba, tvorchestvo (Era, destiny, creation). Crimean Akhmatova's scientific collection. Vol. 5. - Simpheropol: Crimean Archive. 2007. - p. 64-74.

    3.  Akhmatova A.A.: pro et contra / Ed. S. Кovalenko. – Saint-Petersburg: RASG, 2001. Vinogradov V. V. О поэзии Анны Ахматовой. – The game of times. с. 629.

    4. Kulikova E.U. The space and its dynamic aspect in the lyric of acmeists. – Rus.ed. U.N. Chumakov. – Novosibirsk, IFL SO RAN: Publ. «Svinyin i synovya». – 2011. – С. 306 – 342.

    5. Jung, C. G. psychology of the unconscious / Trans. from german – Moscow: OOO "Izdatelstvo AST-LTD", "Kanon+", 1998.

    6. Akhmatova A.A. Essays in 2 volumes. N.N. Kudryavtseva, paint. A.T. Yakovleva. М.: Publ. «Pravda», 1990.

    7. Akhmatova A.A. Collection of essays: In 6 volumes. V. 1: Poems 1904 – 1941 / Ed., comm., article of N.V. Korneeva. Paint. А.А.Zubenko. – М.: Elisse Lak, 1999.

    8. Akhmatova A.A. Essays: In 2 volumes. Ed., text and comm. V.A. Chernyh. М., 1986.




Просмотров: 501; Скачиваний: 1;