Введите ключевые слова и фразы (в том числе имя автора), разделяя их запятой без пробелов. Слова во фразах разделяйте пробелами. Пример поискового запроса: гимнография,пасхальный канон,ирмос.
Дмитрук А. Д. Функции онимов в романе М.Успенского « Кого за смертью посылать» // Филологические исследования. 2017. Т. 5, URL: http://academy.petrsu.ru/journal/article.php?id=3121. DOI: 10.15393/j100.art.2017.3121


Филологические исследования


УДК 81.373.2

Функции онимов в романе М.Успенского « Кого за смертью посылать»

Дмитрук
   Алёна Дмитриевна
Петрозаводский государственный университет
Ключевые слова:
оним
функции
М.Успенский
«Кого за смертью посылать»
юмористическая фэнтези.
Аннотация: В статье рассматривается функционирование имён собственных в романе М.Успенского «Кого за смертью посылать» как средство реализации авторского замысла.

Текст статьи

Одним из средств, с помощью которых реализуется авторский замысел в художественном произведении, являются имена собственные.

Анализу роли онимов в художественном тексте посвящены публикации таких известных лингвистов, как В.Д. Бондалетов, А.В. Суперанская, Ю.А. Карпенко, В.Н. Михайлов. Именно на эти работы мы опирались, определяя функции поэтонимов в последнем романе трилогии о Жихаре М. Успенского - «Кого за смертью посылать» (1998).

В результате анализа в этом романе было выявлено четыре функции онимов: номинативная, экспрессивная, жанрообразующая и игровая.

Номинативная, или назывная, функция онимов является основной для любого художественного текста. Примеры реализации этой функции - все имена собственные в произведении. Особенность романа М. Успенского в том, что автор использует очень большое количество онимов — 187. 

Кроме называния героев и объектов произведения, онимы участвуют в формировании образа и выражении авторской оценки. А.В. Суперанская писала: «Имя и образ, параллельно создающиеся в творчестве писателя, дополняя и уточняя друг друга», работают друг на друга [1 с. 89]. Так проявляется экспрессивная функция.

Среди факторов, которые создают экспрессию, можно назвать следующие.

1) Отчетливая внутренняя форма, которая позволяет охарактеризовать персонаж или дать оценку: Косоруково, Апокалипсия Армагеддоновна, джин Солил ибн Коптил.

Неудобно получается, сказала она. Я, пока тебя не было, выписала для детей заграничную гуверняньку… Очень, очень строгая и ученая женщина. Только вот сказки рассказывает какие-то страшные. Так ведь она недаром и зовется Апокалипсия Армагеддоновна! [1, с.580].

 

- Стою это я, братцы, на участке дороги «Теплоград – Косоруково» посреди зоны лесонасаждения, держу в правой руке орудие преступления, то есть тяжелый да тупой предмет, в скобках – предположительно дубину [1, с. 557].

2) Добавление определений или приложений-характеристик, называющих отличительную черту героя: Аскольд Волосатая Кобра, Симеон Живая Нога, Майкл Отмытый Добела.

СимеонЖиваяНога: «Быстрей его передвигался разве что Симеон Живая Нога младший из семи братьев, известных своими причудливыми умениями, но ведь и тот из-за чрезмерной скорости постоянно опаздывал на год и более» [1, с.518].

Аскольд Волосатая Кобра: Посланец от варягов, которого звали Аскольд Волосатая Кобра, счел было отказ за оскорбление, но Жихарь отвел варяга в сторонку и нашептал ему на ушко, что, дескать, он, Аскольд, из всей толпы один настоящий воин и многоборский князь может доверить порядок только ему [1, с. 651].

3) Переход разговорных и просторечных имен нарицательных в собственные: Мироед, Сопливый, Кидала.

Мироед:

Не прилетят, вздохнул Колобок. Там, где плыла в занебесном пространстве планета Криптон, ныне пустое место. Мироед заел твою планету вместе с обитателями… [1, с. 587].

Кидала:

«– Что за Кидала? насупил брови богатырь.

Скоро сам увидишь, заверил старший. Отберет у прохожего казну или товар, а самого в колючие кусты как кинет! Пока из кустов выцарапаешься, Кидалы и след простыл [1, с. 523].

4) Совпадение имени персонажа с именем собственным известного исторического, мифологического или другого литературного персонажа: Эрос и Танатос, Перун, Ихтиандр.

ЭросиТанатос:

«В некотором месте, во одной деревне

Жили два брата Эрос и Танатос.

Эрос был крив, а Танатос с бельмом.

Эрос был плешив, а Танатос шелудив.

На Эросе зипун, на Танатосе кафтан.

На Эросе шапка, на Танатосе колпак.

Пошел Эрос на рынок, а Танатос на базар» [1, c.535].

Перун:

– А ты почем знаешь? – взвился планетник Опивец. – Мне, может, кто поглавней Перуна… – и, как бы спохватившись, захлопнул с лязгом зубастую пасть.

– Ась? – снова приложил лапу к ушной дырке Мутило. – Поглавней Перуна? Кто же он такой будет?[1, с. 510]

 

5) Незначительное видоизменение реальных онимов, с которыми в той или иной степени соотносятся персонажи и описываемые в романе объекты:  кузнец Окул (кузнец Вакула), Несс-озеро (озеро Лох-Несс), Неспания (Испания).

Несс-озеро: «Врешь, отвечаю: кабы не я, ты бы сейчас на Туманном Острове в холодном Несс-озере страшилой работала!» [1, c.498].

Окул:

Огонь многоборцы попробовали сразу пожгли в кузне Окула всех бессмертных кур и убедились сами, что и в пепле Смерти нет, шевелится пепел, машет черными полупрозрачными крыльями и вроде бы даже кудахчет [1, c.605].

6) Экспрессивность фонетического строя имени собственного, звуковая «изобразительность», создаваемая, например, повторами слогов, отдельных звуков: богиня Гуань-Инь, Ырка, Няньлянь.

Ырка:

– Ырка днем не ходит, – подал голос Колобок. – Ночь его время.

– Не случалось мне видеть его, – сказал богатырь [1, c. 570].

Гуань-Инь:

– Там должно быть все, необходимое для жизни, – утешал спутников Бедный Монах. – Там встретит нас лунная богиня Гуань-Инь, проведет во дворец, а священный заяц поделится содержимым своей ступки – толченой травой бессмертия… [1, c. 655].

 

7) Словообразовательная экспрессия: Рапсодище, Корлеонушка.

 Рапсодище:

 «Сам Рапсодище к нам пожаловал первый певец на все наши земли! Детям ведь рассказывать будете, что самого Рапсодища слышать довелось! Сладкоголосую птицу юности! Трубадура битвы, менестреля мирной жизни, скальда вечности, барда мимолетности, акына хаоса, бояна гармонии!» [1, с. 538].

Корлеонушка:

«Хорошо устроился Корлеонушка, – думал Жихарь. – Чего ж тамошний князь смотрел, ушами хлопал, сам дань не собирал? Или собирал, а Корлеонушка еще и свою долю прихватывал?» [1, с. 540].

  Одной из важнейших функций в романе мы считаем жанрообразующую. Я.В. Королькова определяет жанр романа М.Успенского «Кого за смертью посылать» как юмористическое фэнтези [2 с.144]. Завязку сюжета составляет фантастическое исчезновение смерти. Смерть обиделась на людей и покинула Многоборье. Оказалось, что без Смерти жить невозможно, богатырь Жихарь отправляется на ее поиски. Эти поиски составляют сюжет романа.

Поэтонимы являются одним из способов указания на жанровые особенности романа.

  • Действие романа происходит в вымышленном мире. На этот факт указывают топонимы: Калгания, Подгнившее королевство, Бонжурия.
  • Среди персонажей фэнтэзи  множество мифологических и сказочных существ: конь Налим, змей Апоп, Гидра Лернейская.
  • Основная черта фэнтези – наличие магии. На нечеловеческие способности героев указывают их имена: Супермен, Мерлин, Терминатор.
  • Благодаря разным именам собственным автор легко соединяет в своём романе далёкие исторические эпохи, разные страны и континенты: Мундук хан, НАСА, Святогор, Вавилон.

 

 Игровая функция онимов не менее важна в произведениях М.Успенского, поскольку ключевой категорией поэтики этих произведений можно считать игру в разных формах: игру с чужим словом, с языком, с читателем. Все эти типы игры создают комический эффект.

Основным приемом организации романа М. Успенского Я. В. Королькова считает игру с прецедентными текстами: цитатами, названиями, сюжетами, которые отсылают к уже существующим в культуре текстам-первоисточникам [3 c. 180].  Прецедентные тексты предъявляются читателю в том числе и через имена собственные, так реализуется игровая функция онимов в романе.

Таким образом, изучая имена собственные в романе Успенского, мы пришли к выводу, что, с одной стороны, фэнтези — один из жанров, который позволяет ввести в повествование  большое количество разных онимов, с другой стороны, это разнообразие имён собственных через обращение к читательскому опыту создаёт новые смыслы, делая диалог с текстом более многогранным.

Литература (russian)

  1. Успенский М. Г. Приключения Жихаря: Фантастические романы / Михаил Успенский. – М.: Эксмо, 2008. – 704 с.
  2. Суперанская А.В. Имя через века и страны /А.В. Суперанская. – М.: Наука, 1990. – С. 89.
  3. Королькова Я.В. О соотношении литературной сказки и фэнтези // Вестник Томского гос. пед. ун-та, 2010. - № 8 (98). - С. 144
  4. Королькова Я. В.   Игра с прецедентными текстами как источник комического в романах-фэнтези М . Успенского // Вестник ТГПУ, 2011. - Выпуск 7 (109). - С. 180.

Литература (english)

1.       Uspensky MG Adventures of Zhikhar: Fantastic novels / Mikhail Uspensky. - Moscow: Eksmo, 2008. - 704 p. 2.       Supernanskaya A.V. The name through the centuries and the country - M .: Nauka, 1990. - P. 89. 3.        Korolkova Ya.V. On the relationship of literary fairy tale and fantasy, Vestn. Tomsk State University. ped. un-ta., 2010. - No. 8 (98) .- P. 144. 4.        Korolkova Ya.V. The game with precedent texts as a source of comic in fantasy novels. Uspensky // Bulletin of the TSPU., 2011.- Issue 7 (109) .- P. 180.



Просмотров: 228; Скачиваний: 5;