Введите ключевые слова и фразы (в том числе имя автора), разделяя их запятой без пробелов. Слова во фразах разделяйте пробелами. Пример поискового запроса: гимнография,пасхальный канон,ирмос.
Карпина Е. Л. ИЗОБРАЖЕНИЕ ЕВРЕЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В РОМАНАХ ХАИМА ПОТОКА «THE CHOSEN» И ФИЛИПА РОТА «PORTNOY’S COMPLAINT» // Филологические исследования. 2018. Т. 8, URL: http://academy.petrsu.ru/journal/article.php?id=3381. DOI: 10.15393/j100.art.2018.3381


Филологические исследования


УДК 81-115

ИЗОБРАЖЕНИЕ ЕВРЕЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В РОМАНАХ ХАИМА ПОТОКА «THE CHOSEN» И ФИЛИПА РОТА «PORTNOY’S COMPLAINT»

Карпина
   Екатерина Леонидовна
ПетрГУ
Ключевые слова:
этническая идентичность
еврейство
США
ХХ век
Аннотация: Целью данной статьи является сравнение романов двух писателей-современников со схожим происхождением в попытке на примере двух конкретных работ выявить определение того, чем же является еврейская идентичность. Статья описывает концепцию еврейской идентичности, а также даёт краткий экскурс в историю еврейской литературы как в ХХ веке в США, так и в мировом масштабе за весь период её существования. В практической части статьи представлены итоги анализа двух романов, заявленных в названии, и схема взаимодействия этнических миров, описанных в каждом из них. Гипотезой работы является утверждение о состоятельности нефентезийной литературы как исторического источника.

Текст статьи

Идея этнической идентичности начала привлекать внимание учёных на протяжении ХХ столетия. Причины, стоящие за этим интересом, так же определяют и само развитие этнической идентичности как духовного феномена. В XX веке параллельно с все нарастающим процессом глобализации культур активно развивалась прямо противоположная тенденция – к поиску национальной, или этнической, идентичности. Кроме того, учеными неоднократно затрагивалась и тема расовой идентичности, например, в работах психологов из США К. и М. Кларк [9]: исследовалась  концепция самоидентичности афроамериканцев.

     Согласно определению германо-американского психолога и психоаналитика Эрика Эриксона, которого по праву можно считать создателем данного концепта в психологии, идентичность – это чувство сопричастности миру и другим людям. Тем не менее, идентичность по Эриксену [1], понятие, имеющее отношение скорее, к  социальной группе, нежели к личности, поскольку с темой идентичности связана концепция свой – чужой, которая уже во вторую очередь определяет внутреннюю, индивидуальную идентичность каждого человека.

      Еврейская литература на самом деле насчитывает несколько тысяч лет. Существуют различные типологии еврейской литературы, предлагающие целый ряд критериев классификации произведений: по историко-временной принадлежности (древняя, средневековая, современная); по темам (этическая, философская, мистическая); по тому, написана ли она автором с еврейскими корнями или же не-евреем, но на темы, так или иначе связанные с еврейством; по языкам, на которых она написана; по стране, в которой проживают её авторы. Вплоть до ХХ века большая часть произведений еврейской литературы была неразрывно связана с религией и философией, основанной на религии.

   Основателем и общепризнанным классиком еврейской художественной литературы на идиш является Шолем Алейхем. Одно из лучших и самых известных произведений автора, «Тевье-молочник», было опубликовано в 1894 году. Шолем Алейхем описывает обычную жизнь обычных людей в штетле в черте оседлости Российской империи, представляя читателю картину старого уклада жизни еврейского народа вдали от «земли обетованной».

      Одним из первых произведений художественной литературы на английском языке автора еврейского происхождения можно считать книгу 1917 года Аврома Кагана «The rise of David Levinsky». Это выдуманная автобиография Давида Левински, эмигранта из Российской Империи, о тяготах его жизни в Европе и первых годах в Америке и обретении бедным сиротой из небольшого городка каунасского района финансового благополучия и статуса в обществе.

         Анзия Езирска, одна из немногих писателей–женщин в еврейской литературе, также стояла у истоков американо-еврейской прозы. Её трёхтомный роман 1925 года «Bread givers» (история взросления еврейской девочки в районе нижнего Ист-Сайда), важен, в частности, тем, что является одним из немногих широко известных произведений, в котором главная героиня – девушка.

       Ещё одним первопроходцем еврейской литературы на английском языке можно назвать Генри Рота, чьё творчество вообще было отмечено описанием эмигрантского опыта, особенно еврейско-американского. «Call it sleep», увидевшая свет в 1934 году имеет много параллелей с ‘Bread givers’ – тот же район Нью-Йорка, основные действующие лица – еврейские эмигранты, в центре – история молодого человека.

      Существует несколько ответов на вопрос, кого можно считать евреем, а кого нельзя, и здесь, например, словари русского и английского языков демонстрируют явные отличия. Так, в английском Jew относится и к человеку еврейского происхождения, и к приверженцу иудейской религии. Словари русского языка отражают существование двух реалий – еврей (более генеалогическое, хотя возможно и культурное толкование) и иудей (исключительно религиозное), то есть не все евреи – иудеи, и не все иудеи евреи.

      Наиболее авторитетным для самих представителей еврейского этноса является галахическое определение. Галаха – традиционное еврейское право, совокупность законов иудаизма, регламентирующих все сферы жизни верующих евреев. В современном Государстве Израиль у Галахи пактически официальный статус.

       Галахический взгляд на данный вопрос однозначен: все потомки по прямой линии женщин-евреек считаются евреями по крови. Таким образом, плод смешанного брака мужчины-еврея и женщины-не-еврейки с точки зрения еврейского закона не может считаться евреем. Данное право беспрекословно соблюдается ортодоксальными и консервативными течениями в иудаизме, а также некоторыми сектами внутри реформистского направления. Данный закон достаточно сложен и обладает серией всевозможных нюансов, но его основная мысль является неизменной и определяющей. Галаха, пусть и в достаточно жёстких рамках, на самом деле определяет одно из основных ответов на поставленный вопрос – евреем является любой человек, в чьих жилах течёт еврейская кровь.

        В заключение теоретического предисловия, перед тем как переходить к изложению результатов сопоставительного анализа двух произведений еврейской литературы, считаем необходимым упомянуть о статье доктора филологических наук, профессора Воронежского государственного университета М.К. Поповой «Проблема национальной идентичности и литература», в которой автор отмечает сложность и многоаспектность отражения проблемы национальной идентичности в литературе и выдвигает несколько возможных подходов к рассмотрению данного феномена.

   Романы «The Chosen» и «Portnoy’s Complaint» опубликованы практически друг за другом: первый  в 1967 году, второй – двумя годами позднее, в 1969. Для Потока данная публикация стала дебютной в качестве автора художественной литературы, для Рота – уже четвёртой. Обе книги автобиографичны не только в некоторых чертах их главных героев, вдохновение для воплощения которых авторы, несомненно, почерпнули внутри самих себя, но и в выбранной тематике – писать о том, что им лучше всего известно, – о внутреннем укладе еврейского быта. Между авторами также существует ряд биографически близких совпадений. Поток родился в Нью-Йорке в 1929 году в семье выходцев с территории современной Польши. Рот появился на свет четырьмя годами позднее, в 1933 году в соседнем Нью-Джерси в семье, переселившейся в Америку из соседних с Польшей областей – Галичины и современной Украины.

      Принимая во внимание все вышеизложенное, можно было бы предположить, что оба произведения могут предлагать похожие «картины мира», однако в ходе анализа выявлено немало отличий в их представлении. В первую очередь – это несовпадение количества национальных миров, отражаемых в произведениях.

      Так, Поток знакомит читателей с двумя еврейскими мирами (ортодоксальным и ультра-ортодоксальным, которые было принято решение не смешивать и не представлять как две вариации одной большей группы) и одним нееврейским. У Рота же представительство миров сведено до двух – еврейского (достаточно религиозного, но более культурного) и нееврейского, который, в свою очередь, как раз и делится на этнические подгруппы внутри себя самого.

       Это легко объяснить сюжетной линией. Повествование в The Chosen сосредоточено на взаимоотношении представителей двух течений иудаизма и  жизненных философий каждой группы. В то время как Рот, отрицающий религиозную составляющую не только в собственной жизни, но и делающий то же самое через главного героя своего романа, концентрируется на культурной стороне еврейской и нееврейской жизни.

Помимо этого, в Portnoy’s Complaint происходит деление всей области нееврейского мира на этнические подсферы: Рот упоминает и афроамериканцев, и азиатов, и поляков, и представителей типичного WASP-мира – белых англосаксонских протестантов.

      В процессе анализа так же был сделан вывод, что оба текста являются примерами изображения двойной идентичности. Тем не менее, между двойной идентичностью у Потока и Рота нельзя ставить знак равенства, так как рассказчики находятся в разных возрастных категориях. Мир в романе Потока предстаёт перед читателем через видение и мироощущение мальчика-подростка в течение сравнительно небольшого временного промежутка, в то время как рассказчик/главный герой Рота – мужчина 33 лёт. Хотя «Portnoy’s Complaint» представляет собой внутренний монолог героя, в котором он вспоминает разные эпизоды из своей жизни, основная половина из которых относится к возрасту героя Потока или даже раньше, так или иначе они проходят через призму восприятия взрослого мужчины.

       Анализ взаимоотношений между мирами выстраивается посредством реплик главных героев и их окружения. Основная масса примеров исходит именно от каждого из главных героев, так как они же выступают и в роли рассказчиков. Тем не менее, в большинстве своём примеры отношений между еврейским и нееврейским миром исходили именно от второстепенных персонажей. Таким образом, единственная реплика от героя-нееврея, выражающая его отношение к представителям еврейского (и, скорее всего, ультра-ортодоксального) мира, в The Chosen произносится боксёром-итальянцем, который является соседом главного героя по больничной палате. Первым упоминанием таких отношений в Portnoy’s Complaint выступает жалоба отца главного героя Рота по поводу “callow Poles, and violent Irishmen, and illiterate Negroes”, последние из которых являются особенным раздражителем для Портного-старшего и именно в отношении которых он не сдерживает себя, применяя к тем неполиткорректное “niggers”. Впрочем, сложно сказать, вызвано ли это неприязненным отношением именно к евреям, которое демонстрируется окружающими, или иными причинами, коренящимися в расистской идеологии. Однако, в подобном отношении к афроамериканцам Портного-старшего поддерживает и его супруга, которая держит в доме отдельный набор столовой посуды для чернокожей служанки. Зато вполне можно заключить, что Портной-старший полонофоб: “A Polack’s day isn’t complete until he had dragged his big dumb feet across the bones of a Jew”. Дядя Портного-младшего так же не очень высокого мнения о поляках – он верит, что единственный интерес девушки его сына – его финансовое состояние, и употребляет то же самое неполиткорректное “Polack” в её сторону, что на русском будет эквивалентно термину “пшек”.

    Основным источником примеров для меж ультра-ортодоксальных и ортодоксальных отношений в The Chosen являются реплики отца друга главного героя, ортодоксального раввина. “Ben Gurion and his Goyim, Goyishkeit they will bring into the land, not Torah”. Гой – человек нееврейского происхождения, ‘Goyishkeit’ – аналог ‘Yiddishkeit’ (дословно ‘еврейство’ на идиш), таким образом реб Сондерс по сути отказывает первому премьер-министру Израиля и его соратникам (и всем сионистам) в их еврейском происхождении. Первоклассный пример отношения члена ультра-ортодоксальной общины к не-евреям и евреям, не являющимися членами его конкретной секты. Отношение к не-евреям плохое, но хуже не-еврея – только еврей, не живущий по тому своду правил, которое выражающий это мнение человек сам считает единственно верным – “It is better to live in a land of true Goyim than to live in the world of Jewish Goyim”. Ещё одно неоднозначное высказывание реба ставит сионистов по размеру разрушения для еврейского народа на одну ступень с Гитлером или даже выше: “Hitler had only succeeded in destroying the Jewish body but the revisionists were trying to destroy the Jewish soul”. Главному герою, в чьём доме держат кошерную кухню, соблюдают иудейские праздники и Шаббат, а он сам размышляет над жизненным путём раввина, что само по себе не оставляет сомнений в религиозности человека, реб Сондерс говорит “You will not make a goy out of my son”.

   Интересным является тот факт, что определение идентичности, приведённое выше, абсолютно неприемлемо для авторов обоих романов: еврейская идентичность, и по Роту, и по Потоку, определяется не общими, соединяющими факторами внутри той или иной еврейской группы. Для обоих писателей еврейская идентичность формируется теми особенностями, которые противопоставляют главных героев представителям нееврейского мира. Что особенно видно по воспоминанию главного героя Portnoy’s Complaint “The very first distinction I learned was Goyishe and Jewishe (not night and day, not hot and cold)”.

   Отношение представителей еврейского мира к миру не еврейскому больше выражено через личное отношение главных героев. Здесь важным аспектом выступает двойная идентичность. Оба главных героя, несомненно, евреи по национальности, но они же одновременно и американцы – с точки зрения идеи государственности. Поскольку один считает себя атеистом (Portnoy’s Complaint), а второй является последователем более терпимого направления иудаизма, отношения у обоих к не еврейскому миру более принимающее – здесь нельзя сказать однозначно, поскольку главные герои сильно различаются в этом отношении между собой. Центральный персонаж Рота признаёт в себе американское начало: “I am a child of the forties and all American things at that time” и “… rooting my little Jewish heart out for our American democracy”, в то время, как главный герой Потока пытается решить для себя в завершающей части романа внутреннюю дилемму – на чьей стороне будет его преданность, если Соединённые Штаты Америки объявят войну только что образованному Государству Израиль.

  Приведенные данные сопоставительного анализа двух романов подтверждают, что подход к художественной нефентезийной литературе как к историческому источнику сведений об этнической идентичности, нельзя полностью отвергать как «ненадёжный» (ср. со статьей М. Поповой). Оба романа – по отдельности и в общем – вполне отражают существующие в реальности особенности уклада жизни и взаимоотношений внутри описанных этнических (культурных / религиозных) групп.

Литература (russian)

    1. Головин С. Ю. Словарь практического психолога / С.Ю. Головин. – М: Харвест. – 1998. – 622 с.
    2. Попова М. К. Проблема национальной идентичности и литература // Вестник ВГУ. Серия 1, Гуманитарные науки. 2001. №2 – С. 45-48.
    3. Литературный словарь терминов [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.litdic.ru (дата обращения 20.01.2019)
    4. Kim, Helen, Levitt, Noah, Williams, Rachel “Funny – You Don’t Look Jewish!”: Racial, Ethnic, and Religious Identities of Children of Asian American and Jewish American Spouses // Journal of Jewish Identities – Johns Hopkins University Press – 2015. – Issue 8 Number. – pp. 129-148
    5. Lappegard Hauge, Ashild Identity and place // International conference ‘Doing, thinking, feeling home: The mental geography of residential environments’. – 2015.
    6. Spitzer, Jeffrey The Non-Jew in Jewish Law Электронный ресурс – Режим доступа myjewishlearning.com/article/the-non-jew-in-jewish-law/ (дата обращения 20.01.2019)
    7. Trimble, Joseph E., Dickson, Ryan Ethnic Identity // An encyclopedia of research, policies, and programs. – Thousand Oaks: Sage.  – 2005.
    8. Wan, Enoch and Vanderwerf, Mark A review of the literature on ethnicity, national identity and related missiological studies // Global Missioligy English, Vol. 3, No 6. – 2009.
    9. Ethnicity: How We Form Our Self-Identity [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.decodedscience.org/ethnicity-form-self-identity/42549 (дата обращения 20.01.2019)
    10.  Jewish Virtual Library [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.jewishvirtualliabrary.org (дата обращения 20.01.2019)

Литература (english)

    1. Golovin S. YU. Slovar’ prakticheskogo psikhologa [Dictionary of practical psychology]. Moscow, Harvest, 1998, 622 р.
    2. Popova M. K. Problema natsional’noy identichnosti i literature. In: Vestnik VGU [Voronezh State University Bulletin]. Seriya 1, Gumanitarnyye nauki. 2001. no. 2,  pp. 45-48.
    3. Literaturnyy slovar’ terminov [Literary glossary of terms]. Available at: www.litdic.ru (accessed on 20 January 2019)
    4. Kim, Helen, Levitt, Noah, Williams, Rachel “Funny – You Don’t Look Jewish!”: Racial, Ethnic, and Religious Identities of Children of Asian American and Jewish American Spouses. Journal of Jewish Identities, Johns Hopkins University Press, 2015, Issue 8 Number. – pp. 129-148
    5. Lappegard Hauge, Ashild Identity and place. International conference ‘Doing, thinking, feeling home: The mental geography of residential environments’.  2015.
    6. Spitzer, Jeffrey The Non-Jew in Jewish Law. Available at:  myjewishlearning.com/article/the-non-jew-in-jewish-law/ (accessed on 20 January 2019)
    7. Trimble, Joseph E., Dickson, Ryan Ethnic Identity. An encyclopedia of research, policies, and programs. Thousand Oaks: Sage, 2005.
    8. Wan, Enoch and Vanderwerf, Mark A review of the literature on ethnicity, national identity and related missiological studies. Global Missioligy English, Vol. 3, No 6, 2009.
    9. Ethnicity: How We Form Our Self-Identity. Available at:   https://www.decodedscience.org/ethnicity-form-self-identity/42549 (accessed on 20 January 2019)
    10. Jewish Virtual Library. Available at: www.jewishvirtualliabrary.org (accessed on 20 January 2019)



Просмотров: 142;