Введите ключевые слова и фразы (в том числе имя автора), разделяя их запятой без пробелов. Слова во фразах разделяйте пробелами. Пример поискового запроса: гимнография,пасхальный канон,ирмос.
Бараева Ю. А., Львова И. В. Особенности гендерной проблематики в романе Сильвии Плат "Под стеклянным колпаком" // Филологические исследования. 2020. Т. 11, URL: http://academy.petrsu.ru/journal/article.php?id=3521. DOI: 10.15393/j100.art.2020.3521


Филологические исследования


УДК 82

Особенности гендерной проблематики в романе Сильвии Плат "Под стеклянным колпаком"

Бараева
   Юлия Алексеевна
Петрозаводский государственный университет
Львова
   Ирина Вильевна
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Петрозаводский государственный университет»
Ключевые слова:
гендер
образ
ценности
стереотипы
литературный герой
Аннотация: В статье рассматривается гендерная проблематика романа американской писательницы Сильвии Плат. Выбор данного произведения обусловлен тем, что Сильвия Плат – одна из ярких представительниц литературы 20 века, а ее единственный роман построен на обращении к женским вопросам и постановке гендерных проблем. Выделены следующие проблемы, к которым обращается писательница: общества, стандартизация гендерных ролей, поиск женской идентичности, самореализация и социальное положение женщины-писательницы, обесценивание женского труда, невидимость и историческое молчание женщин. Показывается влияние культурно-исторического контекста на характер рассмотрения гендерных проблем в романе. Рассматриваются способы репрезентации гендерных стереотипов и их отражение в поэтике произведения. На основании проведенного анализа, делается вывод, что гендерная проблематика была ведущей в данном романе Сильвии Плат.

Текст статьи

Сильвия Плат – американская поэтесса и писательница, одна из создательниц жанра «исповедальной поэзии» в англоязычной литературе. Сильвия Плат начала активно печататься в 1950-х годах. При жизни Плат был опубликован поэтический сборник «Колосс» (The Colossus & Other Poems, Лондон, 1960). В 1965 году вышел сборник «Ариэль». В 1982 году за книгу Collected Poems («Собрание стихотворений») Плат получила посмертно Пулитцеровскую премию. Иосиф Бродский называл Сильвию Плат одним из лучших англоязычных поэтов 20 века. В 1963 году в Великобритании под псевдонимом Виктория Лукас был опубликован единственный роман Сильвии Плат «Под стеклянным колпаком». Через несколько месяцев после выхода романа Плат покончила собой. В США из-за возражений матери и мужа писательницы его не публиковали до 1971 года.

Несмотря на недолгий творческий путь, Сильвия Плат считается одной из знаковых фигур в американской литературе ХХ века, писательница и сейчас продолжает оказывать влияние на современную культуру, а ее творчество активно изучается в американских школах, вызывает интерес у исследователей. Написано множество биографий писательницы: выделяют работы П. Александера, А. Альвареза, Дж.Беккера, Т. Брейн, П. Дэвисон, Р. Хейман, Д. Мидлбрук, А. Стивенсон. С 2000 года имя Сильвии Плат стало знакомо российскому читателю, именно тогда вышел сборник избранных стихов в переводе В. Бетаки и роман «Под стеклянным колпаком» (перевод – В. Топоров, в издании 2017 года – С. Алукард).

Необходимость более тщательного изучения определенных аспектов творчества писательницы обусловливает актуальность исследования. Цель исследования – выявить особенности гендерной проблематики в романе Сильвии Плат «Под стеклянным колпаком». На сегодняшний день междисциплинарный подход в интерпретации литературных явлений становится все более востребованным, именно поэтому важно рассматривать литературное произведение в контексте творчества автора, учитывая факты биографии и социально-исторический фон эпохи. Кроме того, среди отечественных исследователей уделяется мало внимания гендерной проблематике в прозе писательницы. Так, она рассматривается в работе Е.К. Герасимовой «Мифологический подтекст в романе Сильвии Плат “Под стеклянным колпаком”». Существуют также работы, посвященные данной теме в поэзии Сильвии Плат (например, статья С. Даниловой «Мотивная структура женского мира в поэзии Сильвии Плат»).

 Гендерная тематика занимает важное место в творчестве американских писателей и писательниц, помогает определить роль женщины в обществе, понять ее ценности и взгляды на мир. В настоящее время гендерная проблематика изучается в исторических, культурных и социологических исследованиях. Напомним, гендер – социальный пол, различия между мужчинами и женщинами, зависящие не от биологических, а от социальных условий (разделение труда, социальные функции, культурные стереотипы), социальные ожидания относительно мужского и женского поведения [7]. Герасимова пишет: «Англо-американские исследовательницы рассматривают творчество женщин по признаку биологического/гендерного авторства - как отражение специфического социокультурного женского опыта» [3]. Важен и тот факт, что рассматриваемое в данной работе произведение – роман «Под стеклянным колпаком» – написано автором-женщиной. На протяжении многих веков и вплоть до 19 века о женских проблемах читатели узнавали лишь из произведений, созданных мужчинами. О женской проблематике в литературе писали многие исследователи: например, американские критики – Элейн Шоуолтер в статье «К вопросу о феминистской поэтике» и Элен Моэрс в работе «Литературная женщина». Эллен Моэрс отмечает разные условия творчества женщин и мужчин: творчество мужчин имело традицию, формировалось в публичном пространстве, женщина, у которой не было возможности получать образования и участвовать в публичной жизни, формировалась как автор в закрытом пространстве дома.  «Гендер и литература: проблемы женского письма и женского чтения» – работа финской исследовательницы М. Рюткенен. Широко известна также работа историка искусств, профессора и писательницы Линды Нохлин «Почему не было великих художниц?», посвященная женщинам в истории искусства: в ней она рассматривает, как институты общества, образование повлияли на огромный гендерный перевес в искусстве.

Исследователи при изучении поэзии и прозы Сильвии Плат выделяют два подхода: биографический и феминистский. Согласно первому, «биографический и исторический материал абсолютно необходим для понимания творчества Плат» (Р. Маззенти). Второй подход, связанный с изучением гендерной проблематики, представлен в работах Линды Вагнер-Мартин «Сильвия Плат: биография» и монографии Э. Моэрс «Литературная женщина». Согласно нему, творчество писательницы следует рассматривать, исходя не только из биографического контекста, но брать во внимание социальный контекст, который предполагает влияние социально-исторических условий, этнической принадлежности и гендера писателя на текст. Говоря о самой Сильвии Плат, исследовательница утверждает, что «никакой дрyгой автор не значил так много для современного феминистского движения». В данной работе мы опираемся на второй подход. Он позволяет глубже понять творчество писательницы, проследить влияние социально-культурного фона на ее произведения, а также оценить, как сама Сильвия Плат впоследствии повлияла на общественные взгляды. В работе мы также вводим понятие «социальный стереотип» с целью проследить, как стереотипы, существующие в патриархальной модели мира, представлены в романе.

Роман «Под стеклянным колпаком» (1963) имеет автобиографический характер: в его основе – события 1953 года, тогда Сильвии Плат было 20 лет. Главная героиня произведения – Эстер Гринвуд, студентка-писательница, отправляется на стажировку в Нью-Йорк. От ее имени ведется повествование. Роман делится на две части: в первой Сильвия Плат подробно описывает события, которые произошли с Эстер во время стажировки, во второй – состояние депрессии и лечение. Через несколько месяцев после выхода романа Плат покончила собой.

Текст имел популярность в 60-е годы, на фоне второй волны феминизма. Напомним, в 60-е годы феминистское движение выдвигало на передний план не политический аспект равноправия (угнетение уже не сводилось к запрету женщинам участвовать в политической жизни), а социокультурный аспект: политическое равенство не исключает угнетение в семье, рабочем месте. Тезис о том, что женщины не должны проявлять себя за пределами «женского мира», феминистки оспорили.

В произведении Сильвии Плат гендерная проблематика проявляется главным образом тематически, а на обращении к женским вопросам построено практически все произведение Сильвии Плат. Среди тем можно выделить следующие: патриархальность общества, стандартизация гендерных ролей, поиск женской идентичности, самореализация и социальное положение женщины-писательницы, обесценивание женского труда, невидимость и историческое молчание женщин.

В силу того, что «Под стеклянным колпаком» – автобиографический роман, в нем используется прием комментария героя. Тема жесткого разграничения гендерных ролей раскрывается в романе также с помощью размышлений Эстер, которая ощущает давление со стороны патриархального общества. Она рассуждает, какой должна быть настоящая женщина, следует ли ей самой соблюдать стандарты общества: заниматься исключительно «женскими» обязанностями. Она пытается понять, в какой сфере ей необходимо себя реализовать – в карьере или в семейных отношениях. Сочетание этих двух аспектов жизни для героини кажется невозможным. Напомним, что в 50-е годы 20 века в США жизнь семьи подчинялась строгим патриархальным принципам, а социальные роли были четко категоризированы: мужчина работает, женщина занимается домашними делами и воспитывает детей. Отношение женщин к своим обязанностям изменилось в 1970-е годы: «Культ "домашнего очага" 50-х годов перестал превалировать в сознании американок. Все больше женщин стали совмещать работу и домашние обязанности»[8, 146]. Но действие романа происходит еще в 50-е годы, и в одном из эпизодов романа сама Эстер говорит, что никогда не сможет выбрать одно из двух: «До конца своих дней я стану разрываться между двумя взаимоисключающими вещами» (126). Александра Баженова-Сорокина, говоря о женской проблематике романа, утверждает следующее: «…женщина должна быть чистой, покладистой, она должна продолжать род и быть опорой семейного очага. Все эти клише, от которых и сейчас не получается полностью отмахнуться, в 1950-е доминировали» [1]. Так и обществу в романе Сильвии Плат женщина представлялась именно такой: ей следовало выбирать соответствующие профессии и посвятить себя спокойной семейной жизни.

Это вновь показывает подверженность общества, в котором находится Эстер, стереотипам. Под стереотипами в данной работе понимается схематизированный, упрощенный образ какого-либо явления социальной действительности, фиксирующий лишь некоторые, иногда несущественные черты[8]. Термин впервые ввел американский журналист Уолтер Липпман в 1922 году. Эстер также рассуждает о Бадди: «Он всегда повторял ее изречения: “Мужчине нужна жена, а женщине – твердая уверенность” и “Мужчина – устремленная в будущее стрела, а женщина – то место, откуда стрела устремляется”, пока меня не начинало воротить от ее афоризмов. <…> Мне меньше всего хотелось жить в твердой уверенности и быть местом, откуда выпускается устремленная в будущее стрела» (97). Она утверждает, что ей самой хотелось «устремляться во всех направлениях, как цветные стрелы фейерверка на День независимости». Несмотря на то, что сама Эстер также находится в плену стереотипов, здесь Сильвия Плат продолжает традицию, изображая героиню, которая бунтует против общества, и все же ставит под сомнения его ценности и нормы.

Отрицательное отношение к патриархальным ценностям проявляется также в образе матери Бадди, миссис Уиллард. Например, Эстер рассказывает историю о красивом ковре, который плела женщина: «Она потратила на это занятие несколько недель, и я восхищалась узорами из коричневых и синих твидовых нитей» (114). Однако вместо того, чтобы повести ковер на самое видное место, миссис Уиллард положила его на место кухонного половика, и через несколько дней он стал «грязным, скучным и безликим». Этот ковер – своеобразный символ обесценивания женского труда. Использование такого сравнения помогает писательнице показать то, как, по мнению Эстер, мужчины относятся к женщинам: «И я знала, что втайне он хочет одного – чтобы сразу после брачной церемонии она распласталась у него под ногами, словно кухонный половичек миссис Уиллард» (114). Присутствует еще один образ примерной домохозяйки 50-х годов – соседки Эстер. «Додо растила своих шестерых детей – и, несомненно, станет растить седьмого – на рисовых хлопьях, бутербродах с арахисовым маслом и пастилками, ванильным мороженом и цистернах молока» (115), так рассказывает она о соседке. Ее на редкость большой дом был полностью скрыт из виду – его закрывали сосны. Эта особенность пространства, в котором она находилась, подчеркивает отстраненность женщины, посвятившей жизнь исключительно семье, от остального мира. Эстер словно примеряет эти образы, размышляя, годится ли такая спокойная, приторная жизнь для нее самой. Мотив двойничества проявляется на протяжении всего романа. Так, Эстер называет свою старую знакомую, одну из пациенток клиники, своим «улыбающимся двойником»: «Я собирала все добрые вести о Джоан в маленький горький комок, хотя выслушивала с наигранной радостью. Джоан была улыбающимся двойником меня самой в лучшие времена, созданным специально для того,  чтобы преследовать и мучить меня» (266). Она рассуждает о том, как сама могла бы уехать в Чикаго и стать примерной женой и матерью. Однако во всем этом прослеживается скорее ироничный тон, будто бы сама героиня знает, что такого никогда не произойдет. Двойничество также реализуется через образ газетной фотографии мертвой девушки и фотографии Эстер: она была на нее похожа, единственное различие – глаза, но Эстер утверждала, что «если глаза мертвой девушки открыть, придержав пальцами, они посмотрят на меня с тем же мертвым, мрачным и пустым выражением, что и глаза на моем фото» (193).

Девушки, которые окружают ее во время стажировки, кажутся ей скучными: «В качестве приза мы получили месячную стажировку в Нью-Йорке с кучей разных бонусов вроде билетов на балет, пропусков на показы мод, купонов на стрижку и прическу в знаменитом дорогом салоне, а также возможности познакомиться с людьми, добившимися успеха на интересующем нас поприще, и получать советы по улучшению собственной внешности. <…> Все эти девушки казались мне ужасно скучными. Я видела их в солярии на крыше, где они зевали, красили ногти, старались поддержать свой загар и жутко скучали» (10).  Позже она сравнивает женщин с попугаями в зоомагазине, что вновь подчеркивает ее ироничное к ним отношение.

В романе также нет ни одного положительного образа мужчины (кроме отца Эстер, который погиб) – они или глупые и неинтересные ей, или равнодушные и жестокие (в романе есть эпизоды, описывающие насилие).

Проблема идентичности и самореализации в романе представлена, в том числе, через негативное отношение семьи и окружения к писательской карьере Эстер. Так, Бадди и его родители не могли понять, почему она отправилась в Нью-Йорк вместо работы официанткой и заботой о Бадди, который был болен туберкулезом. Кроме того, однажды он «мрачным голосом знатока жизни» сообщил Эстер, что после рождения детей ей больше не захочется писать стихи – в очередной раз показав отсутствие возможности выбора. Мать Эстер, в свою очередь, мечтала, чтобы девушка стала стенографисткой и имела стабильную работу. Эстер же размышляла: «Если я не научусь стенографировать, мне не придется работать стенографисткой» (102). Более того, она утверждала, что «ненавидит саму мысль служения мужчине»: «Мама постоянно мне твердила, что просто специалист по английской филологии никому не нужен. <…> со знанием стенографии – совсем другое дело. На них большой спрос среди перспективных молодых людей, и я стану записывать письма одно интереснее другого. <…> Беда в том, что мне претила мысль каким-то образом кого-то обслуживать. Я сама хотела диктовать интересные письма». («The trouble was, I hated the idea of serving men in any way. I wanted to dictate my own thrilling letters»). Таким образом, на Эстер оказывали давление, а она пыталась сопротивляться миру, где женщина находится в подчиненном, молчаливом положении.

Стеклянный колпак, вынесенный в название книги – символ закрытости мира, ограниченного пространства, в которое все же попадает Эстер: «Воздух в стеклянном колпаке сгустился настолько, что я не могла пошевелиться» (страница). Мотив замкнутости повторяется на протяжении всего романа: это и образ надгробного камня («Я набросила на себя тяжелый, словно надгробный камень, матрас» (163)), и герметичного мешка, в который героиню словно заталкивали, и откуда выбраться она бы не смогла. Сама Эстер несколько раз сравнивает себя с куклой: «Другим взглядом, словно со стороны, я увидела себя сидящей за столиком в переходе <…> И я – словно куколка в кукольном домике». С помощью вышеперечисленных образов несвободы Сильвия Плат показывает, в какую ловушку загнана девушка, не сумевшая реализовать себя. Образ кукольного дома, как метафора женской несвободы и зависимости, традиционно используется в литературе.

В произведении Сильвии Плат ключевым также является мотив женщины-творца. Стоит сказать, что время повествования (и время написания романа) приходится на эпоху, когда  женщина равна по своим правам с мужчиной, то есть формально ей не запрещается работать в любой сфере. Кроме того, в середине 20 века социально-экономические причины, из-за которых на протяжении многих веков женщины не имели возможности заниматься творчеством, уже не играют большой роли. В 19 веке женщины среднего класса жили и писали в общей комнате, не могли путешествовать (следовательно, получать важный жизненный опыт) – с проблемами такого характера уже не сталкивается ни сама Сильвия Плат, ни ее героиня Эстер. Но все же к женщине-писательнице было предубеждение относительно того, сможет ли она составить в этой области конкуренцию мужчине.  В. Вульф писала о том, что у мужчин в литературе была традиция, у женщин – пустота: «Шедевры не рождаются сами собой и в одиночку; они — исход многолетней мысли, выношенной сообща, всем народом, так что за голосом одного стоит опыт многих» [3, 10]. Примечательно, что одним из самых тяжелых симптомов состояния депрессии героиня считает тот факт, что она больше не в силах писать и читать: «Когда я взяла ручку, из-под моей руки вышли огромные корявые буквы, похожие на детские, а строчки скатывались по страницу слева направо почти диагонально, словно это были разложенные на странице веревочные петельки» (172).

Появляются в романе и образы других писательниц-женщин. Одна из них, к примеру, не является столь успешной, как ее муж-писатель: «Джей Си сказала, что на этом обеде ей нужно будет вести себя очень осторожно, поскольку писательница тоже сочиняла рассказы, но в «Нью-Йоркере» никогда не публиковалась, а сама Джей Си взяла у нее за пять лет всего один рассказ. Джей Си придется льстить более известному писателю и в то же время постараться не задеть менее знаменитую литераторшу» (55). Как известно, Сильвия Плат часто чувствовала себя в тени мужа – писателя Теда Хьюза, в чем также прослеживается автобиографичность.

Еще один женский образ  –  писательницы, чью стипендию получает Эстер. По словам девушки, романистка заработала миллионы на книгах, которые были полны «длинными интригующими вопросами вроде: “Догадается ли Эвелин, что Глэдис когда-то давно была знакома с Роджером?» и «Как Дональд мог жениться на ней, когда узнало малютке Элси, спрятанной миссис Роллмоп на отдаленной ферме?» (57). Эстер также отмечает, что читать ее книги пришлось в городской библиотеке, ведь в университетской они по какой-то причине отсутствовали. Здесь вновь прослеживается мотив невозможности женщине реализовать себя в качестве писателя – такой опции в романе у нее нет: ее творчество либо теряется среди творчества мужского, либо не имеет художественной ценности. Единственный положительный образ женщины, связанной с творческой средой – редактор Эстер, Джей Си. Эстер сожалеет, что ее мать не походила на Джей Си: «Тогда я бы точно знала, что мне делать». Здесь обнаруживается мотив отсутствия женской традиции в литературе – без положительного примера Эстер долгое время не знала, как ей следует себя вести. К слову, вопросы, чем Эстер хочет заниматься, кем она видит себя в будущем, задает именно Джей Си.

Итак, создавая образную систему женского мира, Сильвия Плат пытается осмыслить, что же представляет женщина, определить ее роль в обществе.

Проанализировав роман «Под стеклянным колпаком», мы нашли характерные для текстов, посвященных женской проблематике мотивы:  поиск женской идентичности в мире патриархальных установок, социальная роль женщины, женское творчество, вопросы женской самореализации. В романе Сильвия Плат показала широкий спектр женских образов – из них складывается картина, которую писательница видела 50-х годах в Америке. Существуют исследователи, которые считают, что жизнь и творчество писательницы лишь совпало с волной борьбы за женские права и феминистские смыслы были внесены уже самими читателями. Так, Хэлен Вендлер, профессор Гарвардского университета говорит о влиянии романа на феминистское движение: «История ее жизни не то совпала с поднимавшей волной феминизма, не то даже спровоцировала ее подъем. Причем, не только в Америке, но и во всем англоязычном мире. Ее стихи, ее смерть и ее протест против общепринятого стандарта женственности феминисты сделали своим знаменем. Так часто случается с экстраординарными личностями» [5]. Однако еще при жизни писательница высказывала идеи, которые после совпали с положениями феминизма, и неоспорим факт того, что женские вопросы были одними из главных в творчестве Сильвии Плат, а ее произведения стали  созвучны эпохе.

Литература (russian)

  1.  Баженова-Сорокина А. «Умирание — это искусство, как и всё остальное. Я делаю это блестяще». Новый перевод романа «Под стеклянным колпаком»: жизнь и смерть Сильвии Плат [Электронный ресурс]. URL: https://gorky.media/reviews/umiranie-eto-iskusstvo-kak-i-vse-ostalnoe-ya-delayu-eto-blestyashhe/. (Дата обращения: 15.03.2020).
  2. Воробьева Н. Гендер // Филолог: Интернет-журнал. - 2004. - № 5. URL: http://philolog.pspu.ru/module/magazine/do/mpub_5_102
  3. Вулф В. Своя комната // Эти загадочные англичанки. М. Прогресс, 1992. - С. 78 -154.
  4. Герасимова Е. К. Мифологический подтекст в романе С. Плат «Под стеклянным колпаком» / Е.К. Герасимова // Вестник Чуваш. ун-та. — Сер. 17 — Литература. Литературоведение. Устное народное творчество. — 2007. — №1. — С. 1-19.
  5. Ефимова М.  История любви в стихах и письмах / М. Ефимова // Радио Свобода. 22.04.2018. URL: https://www.svoboda.org/a/29124077.html
  6. Здравомыслова Е. А. 12 лекций по гендерной социологии: учебное пособие / Е. А. Здравомыслова, А.А. Тёмкина. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015. — 768 с.
  7. Плат С. Под стеклянным колпаком: [роман] / Сильвия Плат; [пер. с англ. С. Алукард]. – Москва: Издательство АСТ, 2017. – 320 с.
  8. Шашина Е.Б.  История женщин в США в ХХ веке (Краткий обзор) / Е.Б.Шашина // Общественные науки и современность. 2000. - № 4. - C. 144-150. 

Литература (english)

  1.  Bazhenova-Sorokina A. «Umiraniye — eto iskusstvo, kak i vsё ostal'noye. Ya delayu eto blestyashche». Novyy perevod romana «Pod steklyannym kolpakom»: zhizn' i smert' Sil'vii Plat [“Dying is an art, like everything else. I do it brilliantly. "New translation of the novel “Under the Glass Cap”: the life and death of Sylvia Plath]. Available at:  https://gorky.media/reviews/umiranie-eto-iskusstvo-kak-i-vse-ostalnoe-ya-delayu-eto-blestyashhe/. (accessed on 15 March, 2020).
  2. Vorob'yeva N. Gender. In: Filolog [Philologist]. 2004, no. 5. Available at:  http://philolog.pspu.ru/module/magazine/do/mpub_5_102 (In Russ.)
  3. Vulf  V. Own room. In:  Eti zagadochnyye anglichanki [These mysterious English women]. Moscow, Progress Publ., 1992, pp. 78 -154. (In Russ.)
  4. Gerasimova Ye. K. Mythological subtext in S. Plat’s novel “Under a Glass Cap” In:  Vestnik Chuvash. un-ta [Bulletin of the Chuvash University]. — Ser. 17 — Literatura. Literaturovedeniye. Ustnoye narodnoye tvorchestvo. 2007, no. 1, pp. 1-19. (In Russ.)
  5. Efimova M.  Love story in poems and letters. In:  Radio Svoboda [Radio Liberty]. 22.04.2018. In: https://www.svoboda.org/a/29124077.html (In Russ.)
  6. Zdravomyslova Ye. A. 12 lektsiy po gendernoy sotsiologii: uchebnoye posobiye [12 lectures on gender sociology: a training manual]. St. Petersburg, European University at St. Petersburg Publ., 2015, 768 p. (In Russ.)
  7. Plat S. Pod steklyannym kolpakom [Under the glass cover]. Moscow, AST Publ., 2017,  320 p. (In Russ.)
  8. Shashina Ye.B. The history of women in the United States in the twentieth century (Overview). In:  Obshchestvennyye nauki i sovremennost' [Social sciences and modernity]. 2000, no. 4, pp. 144-150. (In Russ.)



Просмотров: 210;